Точка опоры: зачем нужны дорогие книги или интервью с издателем Александром Красовицким

Несмотря на предсказания великих фантастов и глобалистов, что книги в информационном обществе потеряют свою значимость и будут нагло вытеснены Интернетом, ситуация сегодня приобретает неожиданно новый характер. Компьютер, планшет, смартфон – прекрасно, удобно и стильно, но все больше и больше людей тяготеют к печатным изданиям. И не самое ли прямое тому доказательство – невероятно трендовые на протяжении последних пару лет клатчи, сделанные в виде обложек книг, причем сочинений классиков разряда Достоевского, Чехова, Драйзера.

Что бы это все значило? А лишь то, что люди, вдоволь насладившись огромными потоками информации, вдруг выдохнули и вновь обратились к более избирательной информации, к хорошо проанализированными и поданным в четко регламентированной дозе фактам и аргументам. Книги, где над каждой страницей трудится не один человек – спасение для утомленного мозга. И чем качественней издание, чем большое количество людей над ней трудилось – тем ценней она, ведь непроизвольно воспринимаешь ее, как точку опоры, очаг внутреннего спокойствия.

Именно поэтому в преддверии новогодних праздников, отправилась на интервью к человеку, который уже на протяжении более, чем 20 лет издает книги в Украине. Сегодня в фокусе генеральный директор издательства «Фолио» — Красовицкий Александр. Мы поговорили о коллекционных, дорогих изданиях, — как они создаются, сколько людей над ними работает, а также зачем и кому они нужны в личной библиотеке.

Красовицикй_Александр

Pilgriminfashion: Расскажите о книге из подарочных изданий, которой вы больше всего гордитесь?

Александр Красовицкий: Давайте тогда я начну с общих соображений и в целом расскажу, что представляют из себя подарочные книги. Во-первых, они сделаны на особенной бумаге, которая или ручной работы, или с каким-то рисунком, тиснением, — в любом случае это бумага минимум в 60, максимум в 300 раз дороже обычной офсетной бумаги. Переплетены они в кожу или в дорогие переплетные ткани.

Что касается наиболее удачного нашего издания, у нас был двухтомник – «Капитал» Карла Маркса, который мы сделали тиражом 25 экземпляров. Все 25 проданы. Это переиздание 30-х годов, с соответствующими предисловиями, как авторскими, так и тех времен, когда был впервые издан этот перевод.  Что же касается оформления, то переплет выполнен из кожи, на котором название прописано серебрянными буквами, которые к корешку прибиты золотыми гвоздиками. Получилось дорого и стильно. По опыту удачного издания двухтомного «Капитала», мы сделали трехтомный «Капитал», добавив к нему третий том, который был написан Энгельсом по неизданным при жизни и неоконченным работам Маркса. Говоря языком издателей, это не сиквел по отношению к предыдущим тома бестселлера, а тот самый недостающий том, где замкнуты все сюжетные линии из первых двух. Соответственно, на самом деле, «Капитал» без третьего тома, неполноценный. Именно поэтому мы отошли от двухтомника. Между тем, для трехтомника мы придумали и другую стилистику: на этот раз создали деревянную полку с серебряными барельефами Маркса и Энгельса, надписи на самих книгах уже без серебра. Думаю, что это лучшее из тех подарочных изданий, которые мы когда-либо делали.

Очень близко к нему примыкает по уровню и качеству наполнения и исполнения – «Камасутра».  Она цветная, с большим количеством раритетных иллюстраций разных восточных народов, не только индийских, — и это издание тоже регулярно допечатывается.

"Капитал"_книга

Pilgrim: Хорошо. А конкретно для вашей библиотеки… чтобы из подарочных книг вы бы хотели иметь у себя на полках или допустим вы бы хотели получить в подарок?

А.К.: В личную библиотеку?

Pilgrim: Да, в личную.

А.К.: Это всегда сложно. Купить себе собственную книгу такого уровня как «Капитал» — я столько не зарабатываю. Хм, но из того, чтобы я хотел получить в подарок, наверное, это шеститомная «История евреев» Генриха  Греца,  которую мы издали в этом году и…серия «Библиотека мировой классики» в двухстах томах, в которой 40 томов уже вышло, и они постепенно издаются.

Pilgrim: Скажите, а в чем непосредственно ценность такой книги. Кому необходим подобного рода подарок?

А.К.: Во-первых, это статусная вещь. Люди, у которых хорошие кабинеты, с соответствующим дорогим интерьером, должны понимать, что если в книжном шкафу стоят никому неизвестные сборники и брошюры, — это несерьезно и не солидно. Заходя в кабинет, принято любоваться дорогими изданиями в соответствующих книжных шкафах. Это хороший тон. Во-вторых, книги изданы так, что и через 50 лет они сохранят свое качество: бумага не выгорит, кожа не протрется, шитье не рассыплется. А значит можно понимать, что вы вкладываете деньги в книги, которые раритетом являются уже сейчас в свете своего тиража, но через 50 лет будут абсолютно точно произведением полиграфического искусства.

Pilgrim: Какие временные рамки хранения таких книг? Раньше, в XIX столетии, книги передавались из поколения в поколение.

А.К.: Эти книги как раз и должны передаваться из поколения в поколение. Они не настолько дешевые, чтобы их можно было выбросить и это их отличительная черта. А в целом — история нас рассудит. Просто книги, которые печатались в советское время на хорошей бумаге, они ведь и сейчас стоят в домашних библиотеках и ими можно спокойно пользоваться. Книги, которые печатались в 90-е годы на газетной бумаге, в те же 90-е годы уже пришли в негодность.  Поэтому сейчас «Фолио» издает значительную часть книг все-таки не на газетной бумаге, именно для того, чтобы покупатель не обижался на наше издательство через несколько лет.

Pilgrim: Мой вопрос состоял немного в другом, наверное, я не точно сформулировала. Меня интересует, скажем, даже не советское время, а до периода Советского Союза. Были книги, которые передавались по родословной и их возраст был допустим два-три столетия. Скажите, можно ли как-то просчитать временную жизнь современной очень дорогой книги? Или это не реально?

А.К.: Нереально. Скажем, сейчас в коллекциях много книг ХVIII века, которые делались по тем же технологиям, которые используем, и мы сегодня, например, по переплету. Но, конечно, печать не была у них цифровой. Тогда популярна была глубокая печать, которую сейчас уже не используют.

Pilgrim: Хорошо. Тогда, скажите, какие самые популярные книги кроме «Капитала»?

А.К.: «Охота», два тома Кони и один том Вышинского «Судебные речи», «1000 лучших афоризмов человечества». Помимо вышеперечисленных еще пользуются спросом «Латинские крылатые выражения», «Еврейское остроумие» и «Большая книга афоризмов». И, конечно же, серия книг об истории Харькова, Крыма, Киева, Львова.

Ohota_book

Pilgrim: Отлично! Расскажите, как появилась идея издавать подарочные книги? Насколько это актуально для Украины?

А.К.:  Ну, мы то знаем, как развивается книжный рынок за рубежом, и подарочные издания есть во всех странах, особенно развит этот рынок во Франции. В России существует около 30-ти издательств, специализирующихся на подобных книгах. В Украине всего лишь, кроме нас, три участника этого рынка. Причем только один из трех системно издает подобного рода книги, но никто не издает книги новые: все это либо переизданные ранее, либо репринты. Как раз в этом и есть главное отличие наших книг: все, кроме одного или двух изданий когда-то давно сделанных репринтов, мы специально готовим, верстаем и собираем редакцией в издательстве. Даже 30 томов Соловьева – все равно это новое изданное, подготовленное, переверстанное, с ссылками – то есть нормальное научное издание.

Pilgrim: Как проходит процесс подготовки над данными книгами? Можете рассказать на примере одной.

А.К.: Все книги FOLIO готовятся по одному механизму. И соответственно он не отличается ничем кроме сроков для таких изданий. Мы работаем следующим образом: от меня редакции идет техническое задание – какие должны быть иллюстрации, какая должна быть обложка, сколько должно быть комментариев (если знаю к кому обращаться, то даю контакты), если нужно использовать в оформлении какие-то особые материалы, то тоже об этом пишу на старте, чтобы художник знал об этом. Ну, вот.

Pilgrim: А по временным рамкам – сколько готовится одна книга?

А.К.: Подарочные книги редко готовятся быстрее чем за год, но есть такие, что и по три года.

Pilgrim: Ого. Нужно переварить эту информацию.

А.К.: Это серьезно – да! Художники, верстка…

Pilgrim: А как проходит процесс утверждения?

А.К.: Обычные книги утверждает главный редактор, а я утверждаю только оформление. А подарочные издания – через меня, конечно, проходит каждая страница… при условии, если они иллюстрированные. Это тоже нужно переварить, да?

История евреев_подарочные издания

Pilgrim: Однозначно. Когда вы все это успеваете?

А.К.: Не успеваю. Но подарочные все-таки утверждается одна-две в месяц. Сейчас, например, готовим обновленное издание Шекспира, куда вошли все его пьесы. Информацию, иллюстрации – все собрали и сделали, но я вижу, что чего-то не хватает, поэтому в производство не пускаем. Будем что-то еще додумывать.

Pilgrim: Тогда последний вопрос – расскажите, какие модные тенденции в подарочных изданиях в мире и непосредственно какие вы пытаетесь внести на украинский рынок.

А.К.: То, что мы пока не можем делать – это использование всяких материалов типа фарфора…

Pilgrim: Это как — фарфор?

А.К.: Это, например, на обложке книги фарфоровые накладки с рисунками на них в единичном экземпляре. Также используются всевозможные эмали, в России декорируют обложки хохломой, гжелью, поэтому я для себя понимаю, что путь к петриковской росписи стоит прокладывать…

Просмотреть книги можно на сайте: www.elitbooks.com.ua

Фото: предоставлены PR-службой издательства «Фолио»

J’adore!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s